26-27 апреля компания ДТЭК организовала пресс-тур, посвященный Международному дню охраны труда

В рамках пресс-тура, посвященного Международному дню охраны труда, журналисты центральных, региональных и отраслевых СМИ посетили шахты ПАО «ДТЭК Комсомолец Донбасса» и «Степная» ПАО «ДТЭК Павлоградуголь», где им представилась возможность наблюдать разные аспекты политики компании в области промышленной безопасности: и под землей, и на поверхности.


В рамках пресс-тура, посвященного Международному дню охраны труда, журналисты центральных, региональных и отраслевых СМИ посетили шахты ПАО «ДТЭК Комсомолец Донбасса» и «Степная» ПАО «ДТЭК Павлоградуголь», где им представилась возможность наблюдать разные аспекты политики компании в области промышленной безопасности: и под землей, и на поверхности.
 
Компания ДТЭК стремится к тому, чтобы ее бизнес воспринимали через призму социальной ответственности, и на протяжении двух дней специалисты компании разъясняли журналистам, в чем конкретно выражается тезис «быть ответственным работодателем, налогоплательщиком и социальным инвестором; не подменять функции государственных органов, но содействовать социально-экономическому развитию регионов, в которых работают предприятия».
 
Контрасты государственного и частного хозяйствования, блеск и нищету Украины в полной мере довелось ощутить уже на подступах к шахте «Комсомолец Донбасса». После отвратительной дороги, вызывающей  ассоциации с 1943 годом, (немудрено, что угольный босс ДТЭК Андрей Смирнов прилетел на вертолете) шахта, похожая на город-сад, произвела неизгладимое впечатление. Поневоле веришь, не задумываясь, что один из ключевых приоритетов ДТЭК, озвученных на пресс-конференции директором по добыче и обогащению угля, — это люди, основная движущая сила успеха компании. Показывая пример ответственного и добросовестного подхода ко всему, что бы ни делалось, руководство рассчитывает на взаимность персонала. И то, с какой гордостью и уважением рассказывали люди, как они стали жить с приходом  ДТЭК, говорит о том, что этот расчет оправдался. Много хороших слов просится на бумагу по поводу гостеприимства, которое нам оказывали, но скажу лишь одно: открытость, компетентность, влюбленность в свое предприятие работников разного уровня вселяют уверенность, что в нашей стране «завзяття, праця щира свого ще докаже» (из гимна Украины, если кто не помнит).
 
Основная цель политики безопасности ДТЭК — свести смертельный травматизм к нулю.
 
— Мы понимаем — без фокуса на охрану труда успеха не будет, — сказал на пресс-конференции Смирнов. — Вследствие аварий и травм мы имеем имиджевые риски и финансовые потери. Компания сделала четкий вывод: безопасность стоит дорого, но она того стоит. Лучше потратиться сейчас, чем платить, когда произойдет несчастный случай. 
 
Потому ДТЭК готова вкладывать (в этом году более 570 млн грн выделено на охрану труда) и надеется, что работники это оценят и проникнутся идеей безопасности. Надеется небезосновательно: так, в ПАО «Павлоградуголь» по сравнению с 2005 годом уровень общего травматизма снизился более чем втрое (в прошлом году — около 200 случаев на 26 тыс. трудящихся), и это с учетом, что практически все шахты сверхкатегорийные. Здесь на безопасность тратят в пересчете на одного работника 5,5 тыс. грн — самый высокий показатель в Украине. Правда, свежепринятые в ДТЭК «Ровенькиантрацит» и «Свердловантрацит» в этом году статистику травматизма основательно подпортили, но, по словам Андрея Смирнова, это не внушает страха, но не дает успокаиваться.
 
— Поэтому мы продвигаем идею: люди, не готовые безопасно трудиться, не должны находиться рядом с нами, они опасны для окружающих.
 
Комментируя опубликованный в интеренете ролик с курением и распитием,  Смирнов сказал, не лукавя:
 
— Мы не уверены в отсутствии таких фактов на наших предприятиях в той же Луганской области. Шахты там не газовые, и шахтеры считают, что если их деды так поступали, значит, можно и им — ничего не взорвется. Но угля без метана не бывает. Да и пожар может произойти везде, где есть дерево: как в лесу, так и в шахте. Человеческий фактор можно истребить лишь вместе с шахтерами, перейдя на безлюдную добычу, но это произойдет не при нашей жизни, тем не менее, компания исходит из постулата, что любое задание может быть реализовано безопасно. На угольных предприятиях Украины должен быть выработан единый стандарт подхода к нарушителям, но у нас де-юре рабочий ни в чем не виноват, а отвечает за все ИТР, который обязан обеспечить безопасность и самого рабочего и окружающих. При этом лазить по карманам и изымать сигареты нельзя. Да и профсоюз  либо из популизма, либо в погоне за взносами не дает согласия на увольнение. Мы не можем ждать, пока изменится ментальность шахтера, появится ответственность за свое здоровье, и разработали свои кардинальные правила безопасности, которые уже приняты в «Свердловантрците». Виноват руководитель – должен быть наказан руководитель, виноват работник – должен быть наказан работник. Увольнение сразу — за найденные курительные принадлежности, за езду на ленте. Никто никогда человека на ленту не положил, каждый прыгает на нее сам. С чего мы начали год: 4 января парень впервые спустился в шахту и поехал на конвейере, причем рядом был наставник!, который вроде как пошел ногами, а тот не успел спрыгнуть, попал в пересып — поломаны ноги. 24 года — калека на всю жизнь. Да, мы наказали людей, которые не обеспечили его пребывание на рабочем месте до конца смены… Но почему мы должны платить за его беспечность?
 
С другой стороны, работник имеет право отказаться от выполнения работ, если это небезопасно – этот тезис  активно пропагандируется в компании. Выдавить из человека раба так же нелегко, как разгильдяя, однако, по словам Смирнова, шахтеры все чаще звонят по горячей линии и сообщают о нарушениях.
 
— Наказание за сокрытие травм также входит в перечень кардинальных правил, но при этом мы будем не менее жестко бороться и с оборотной сторона проблемы, когда травму в быту горняки пытаются оформить как производственную. Это путь к увольнению, — резюмировал директор.
 
Сами себе режиссеры и психотерапевты
 
С  пилотными проектами по охране труда, реализуемыми в ПАО «Шахта Комсомолец Донбасса», журналистов познакомил директор шахты по охране труда Олег Шевченко. Их три: «Корпоративный  стандарт СИЗ», «Мотивация персонала к безопасному труду» и «Система управления медициной труда».
 
ДТЭК не жалеет денег на СИЗы, исповедуя принцип: пусть дорого, зато качественно. Если роба стоит 1000 грн, в ней и ткань, и строчка, и пропитка надежны и долговечны.
 
Безопасный труд и творческая активность работников стимулируются по групповым и индивидуальным показателям: лучшие коллективы получают убедительные премии, поощряются путевками на оздоровление, страховками для членов семей, поездками выходного дня. Положенные 3% на охрану труда здесь даже не в силах израсходовать. Если так выглядит оскал капитализма, то на что же похожа ласковая улыбка государства, где нет половины зубов, а иные гнилые.
 
С 2011 года на «Комсомольце Донбасса» в 27 нарядных шахты ведется телетрансляция видеороликов и фильмов по охране труда.
 
— Необученный человек — потенциальный нарушитель, — уверен Олег Шевченко. — Видеоинструктаж начинается за 15 минут до начала рабочей смены. Ролики снимаем своими силами: и режиссер, и сценарист, и актеры — все шахтеры. С начала года уже сделали 16 видеофильмов. Также приобретены учебные фильмы, как нужно выполнять тот или иной процесс.
 
Один из видеоинструктажей нам продемонстрировали: он снят в режиме реальных событий — как происходит несчастный случай. Доходчиво, коротко и в конце — напоминание о том, что работник может отказаться от выполнения небезопасных работ.
 
Еще одно прогрессивное направление — в кабинете охраны труда оборудован класс-автоэкзаменатор из десяти компьютеров. С помощью тестов можно быстро проверить знания по охране труда, и кое-кто из любознательных журналистов тут же поупражнялся. 10 вопросов и одна попытка на пересдачу через неделю.Требования жесткие — 100% правильных ответов.  К сожалению, не все сдают с первого раза тест на профпригодность (знание своей инструкции по охране труда), который проводится ежегодно. Также, если произошла потеря трудоспособности, все причастные и все ответственные: от горного мастера до начальника участка — проходят внеочередную проверку знаний.
 
Не секрет, что 80-90% травм происходят по вине самих пострадавших, которые на вопрос, почему действовали с нарушением технологии и правил безопасности, не могут дать вразумительного объяснения. Ответ на этот вопрос дает теория биоритмов, известная еще с начала прошлого века. На шахте «Комсомолец Донбасса» впервые в Украине уже более полугода она внедряется на практике с целью  прогнозирования травматизма. Теория биоритмов основана на анализе спадов и подъемов эмоциональной, физической и интеллектуальной активности. День, на  который  выпадает нижняя точка пересечения  синусоид, явно травмоопасный, поэтому начальник может перевести человека на более легкую работу, а лучше — дать выходной.
 
По словам психолога Натальи Васьо, составить графики для всех пока не удалось: ведь на шахте одних подземных рабочих 3700 человек (семь очистных забоев, 19 проходческих участков), но если системно заниматься, результат будет года через 3-4. На сегодня охвачены  лишь 350 человек так называемой группы риска, и можно уже говорить о локальной эффективности: ни один из них не причастен к несчастному случаю.
 
—  Мы работаем в тесном контакте с начальниками участков. Склонность к риску часто выражается в наркотизации, алкоголизации, агрессивности, и с такими людьми мы работаем в первую очередь. Начальники участков получают психологические характеристики на этих людей и графики их биоритмов. Первые месяцы было сложно привлечь внимание к этим рекомендациям, но сработал принцип сарафанного радио. Сейчас уровень доверия выше: уже приходят на консультацию по собственной инициативе и шахтеры, и их жены.
 
Ах ты, мы вышли из шахты
 
Второй день пресс-тура журналисты провели в Першотравенске (который, кстати, порадовал чистотой и уютом), небольшом городке в Днепропетровской области, где расположена шахта «Степная» ПАО ДТЭК Павлоградуголь». Основная цель посещения шахты — увидеть своими глазами струговую выемку, на которую делает ставку компания в своих перспективных планах — добыть к 2015 году 50 млн т (но об этом позже). Именно здесь работает первый в Западном Донбассе струговый комплекс производства Bucyrus DBT Europe GmbH.
 
Красавица шахта — так любовно назвал «Степную» ее директор Николай Еремин — встречала журналистов, как и положено, инструктажем (как пользоваться самоспасателем и куда бежать в случае аварии) и неожиданно — цветами по выезде на поверхность.
 
— Люди присутствуют в лаве, чтобы производить корректировку и на сопряжениях с лавой обеспечивать  крепление и подвигание выработки, — рассказал Еремин. — Струг, в отличие от комбайна, работает безопасно (чем больше ширина захвата, тем больше газовыделения), стружит по 3, 5, 10 см.  Это позволило нам уйти от смертельных случаев и серьезно снизить травматизм.
 
Технология будущего — автоматизированная добыча, не предполагающая присутствия человека в забое, не привела к сокращению численности (чтобы техника работала как часы, вокруг нее — несколько человек обслуги, средняя зарплата — 15 тыс. грн), но сделала труд легче и безопасней. Отбойный молоток и лопата перестали быть основными орудиями ГРОЗа.
 
— Как известно, транспорт в шахте  — один самых опасных участков, — продолжил Еремин, — поэтому мы ушли от лебедок и закупили подвесные дизельные установки. С их помощью обеспечили максимально комфортные условия труда при перемещении  грузов. И пешеходного движения теперь нет, и травматизма при передвижении. В общем,  бережем время и силы шахтеров. Дизельный транспорт обошелся ДТЭК «Павлоградуголь» почти в 27 млн грн. Изменилась технология подготовки выработок: перешли на сечение 17 кв. м, обеспечивающее достаточное количество воздуха, ставим канатно- и рамноанкерную крепь на концевых операциях, препятствующую вывалам.
 
Все это журналисты увидели своими глазами, спустившись на горизонт 300 м  в 161-ю лаву блока №2. Более 4 км ехали на электровозе АКМД, потом пересели в кабинку дизельного монорельса  чешской фирмы Ferrit и сразу ощутили разницу: очень уж тесные кабинки (как там помещаются двое мужчин, не представляю). Зато подвесную дорогу можно использовать в выработках с углом наклона в 25—30о, и никакие пучения почвы и бурение дизелевозам  не страшны. Общая протяженность подвесной дороги — 8 км, и мы доехали прямо под лаву.
 
Наиболее любознательные журналисты полезли в забой понаблюдать, как работает струг, и получили по полной программе впечатлений, угольной пыли и воды.
 
— Струговая установка спроектирована специально для разработки тонких и особо тонких угольных пластов, — говорит главный инженер Александр Ефремов. — На нашей шахте они толщиной в 0,7—0,9 метра. Немцы определили мощность нашего струга в 3500 тонн угля в смену, но мы давали и 4000. В 2011 году среднесуточный  объем добычи составил 2424 т, что на 76% больше среднего показателя по ДТЭК.
 
Стоимость струга — 351,9 млн грн., а в целом  инвестиции в модернизацию шахты «Степная» составили около 622 миллионов гривен. С января здесь для отопления и горячего водоснабжения используется дегазируемый метан. В котельной также установлена дополнительная ступень очистки дымовых газов. Благодаря этому в 6 раз снижен объем вредных выбросов в атмосферу.
 
Такие же установки планируются на шахтах «Самарская» и «Терновская», расположенные в черте города Терновка, чтобы минимизировать вредное влияние на жителей.
 
О перспективах
 
По словам Андрея Смирнова, директора по добыче и обогащению угля «ДТЭК», компания ставит амбициозные цели — 50 млн т угля в год к 2015 году (в прошлом году добыто 36,6 млн т).
 
— Прирост мы рассчитываем получить как за счет внедрения передовых технологий добычи, в частности, струговой выемки, так и за счет приобретения новых активов («Южнодонбасская-3», им. Скочинского ДУЭК). Сегодня в компании семь струговых лав, и планируется, что шахта «Киевская» «Ровенькиантрацит» будет вся струговая, причем сегодня там внедряется отечественный комплекс мирового уровня (пр-ва «Свет шахтера» и «Горные машины»).
 
Вероятно, покупка этих активов уже не за горами (буквально 3 мая президент подписал закон о приватизации), ибо концессия невыгодна, считает Смирнов.
 
— Для государства хорошо, но слишком много препон для инвестора, — пояснил он. —Хочется сделать быстро, а процедура концессии предполагает довольно длительный путь. Так, в «Ровенькиантраците» уже 20 лет строятся стволы. Проекты старые, а ведь уже есть новые технологии, и все надо согласовывать. Мы понимаем, что сегодня вкладываем деньги в чужое: государство будет иметь дорогое имущество хорошего технического уровня, а компания получит прибыль, лишь когда выйдет на рентабельность. Закончится срок концессионного договора — будем приватизировать.