Гендиректор Запорожстали: может ли металлургия переосмыслить советское прошлое?

Генеральный директор МК «Запорожсталь» Ростислав Шурма размышляет, может ли украинская металлургия стать энергоэффективной и экологичной.


Генеральный директор МК «Запорожсталь» Ростислав Шурма размышляет, может ли украинская металлургия стать энергоэффективной и экологичной.

С началом кризиса в 2008 году мартеновские печи оказались слишком неэффективными для того, чтобы успешно конкурировать на рынке, как за счет себестоимости, так и за счет качества производимой стали.

Будем откровенны: производственные показатели Украины за последние десятилетия не улучшаются. На фоне доныне популярных в политической среде рассуждений об «очищении от советского наследия», основу реального сектора экономики составляют предприятия, построенные в 30-60-е годы прошлого века. И, чаще всего, они работают уже в частных руках по технологиям того же времени. Конечно, не стоит слишком уж сетовать на то, что украинский максимум 2007 года в 43,7 млн тонн выплавленной стали так и не дотянул до показателей УССР. Теперь объемы производства диктует мировой рынок и способность конкурировать на нем как по себестоимости, так и по качеству.

Вместе с тем, мало кто пытался «очиститься от наследия», вкладывая деньги в техническое перевооружение предприятий, экологические программы. Тем более что именно загрязнение окружающей среды, на которую 50-80 лет назад не обращали особого внимания, стала одной из главных проблем промышленных регионов уже независимой Украины. Колоссальные объемы стоков в Днепр, из которого пьет 36 миллионов украинцев, выбросы пыли в атмосферу, горы шлака и прочие «прелести» ГМК и химпрома требовали уже не советских, а современных, европейских подходов к производству.

Но ни экологическая составляющая, ни колоссальная энергозатратность производств не были причиной для беспокойства, пока цены на металл были высокими, а прибыль стабильной. В 2000-х частичная реконструкция, направленная на использование технологий непрерывной разливки и внепечной обработки стали, была проведена в основном на Енакиевском метзаводе, «Азовстали», ММК им. Ильича. Несколько миллиардов долларов в тот момент времени вложила в полную реконструкцию завода только корпорация ИСД, фактически, Алчевский комбинат был отстроен заново.

Как следствие, с началом кризиса в 2008 году мартеновские печи оказались слишком неэффективными для того, чтобы успешно конкурировать на рынке, как за счет себестоимости, так и за счет качества производимой стали. Да и уровень прокатного передела в Украине оставался невысоким, из-за чего основой экспорта традиционно оставались полуфабрикаты. И как показывает жизнь, кардинальное улучшение ситуации ни на рынках металла, ни в состоянии производства внутри страны само собой и вдруг не произойдет.

Металлургические производства сворачиваются по всему миру. В удачном 2007 году нашими металлургами было продано 28,4 млн тонн продукции по средней цене $750 за тонну. В 2012 году — 22,6 млн тонн по цене $550. За четыре года кризиса отрасль потеряла 136 тыс. рабочих мест. А горно-металлургический комплекс, напомню, обеспечивает работой более полумиллиона человек. В частности, от нашего комбината зависят заработные платы 17 тысяч семей, отчисления в бюджеты всех уровней (в 2012 году они составили 1,08 млрд грн), социальные и экологические программы и в целом благосостояние Запорожья, 6-го крупнейшего города в Украине. Продолжая мысль об «очищении от советского наследия», каким оно должно быть в подобной ситуации? Капитализм в самом чистом виде его предполагает экономию на сотрудниках, закрытие или продажу нерентабельных производств с выводом денег в зоны с низким налогообложением. Разве не так поступали многие, начиная с 90-х годов? Есть и другой путь, сочетающий в себе как серьезный бизнес-подход, так и лучшее, что осталось нам от советских времен (наряду с экономической базой): чувство ответственности за развитие своей страны и будущее людей, которые в ней живут. Мы нацелены на эффективное развитие производства и на мотивирование наших сотрудников, которые его создают.

Так называемая цепочка «деньги-товар-деньги», преподававшаяся в классической экономической теории, на практике куда более сложна и многогранна. В нее вплетены интересы трудового коллектива, устои общества, частью которого мы являемся, воздух, которым мы дышим, и вода, которую мы пьем. И, конечно, прошлое. А если оно кого-то не устраивает, то самое разумное — сделать лучше настоящее. Получить на выходе качественный и конкурентоспособный товар, высокие зарплаты рабочих, здоровую экологию и развитое общество. Для этого в них нужно вкладывать. Как говорил герой книги канадской писательницы Люси Монтгомери, «жизнь может быть полной или скудной. Но это зависит не от полученных от жизни благ, а от вложенных в нее инвестиций». На прошлой неделе мы провели запуск новой агломашины. Новый проект «Запорожстали», который позволит повысить ее конкурентоспособность. Но это и основа для повышения зарплат и социальных выплат нашим рабочим, и еще — на 10% меньше выбросов в атмосферу. Но агломашина — это только часть тех больших изменений, которые переживает «Запорожсталь». С 2011 года нам удалось пройти путь от 124 млн грн чистого убытка до 170 млн грн чистой прибыли — и это только за І квартал 2013 года.

В коренную модернизацию комбината мы уже вложили 560 млн грн. Были пересмотрены все производственные цепочки, из них вычеркнуты все необоснованные затраты. Наши специалисты обеспечили стабильность поставок сырья, лома, всех вспомогательных материалов, оборудования, снизили расход металлошихты, кокса, металла в прокате, повысили сохранность материальных ценностей по всему циклу их движения. Благодаря установке вдувания угольной пыли, экономия на потреблении газа составила более 300 млн кубов в год. Причем эта же технология позволит комбинату снизить выбросы углекислого газа на 300 тыс. тонн в год. А реконструкция цеха холодного проката сократит стоки в Днепр на 83%. Хотя уже сейчас мы снизили себестоимость одной тонны стали более чем на 700 гривен, нужно также понимать, что быстрой отдачи вложенных средств не будет. Нужно быть терпеливым. И другого пути, кроме модернизации, у нас нет. В том числе потому, что только она гарантирует стабильное будущее нашим работникам и их семьям. Поэтому мне не стыдно сообщать об успехах моего предприятия. И положа руку на сердце, хотелось бы, чтобы всякий разговор о каком-либо очищении от «неправильного прошлого» непременно подразумевал краткий отчет о том, как каждый из нас повлиял на улучшение настоящего и что инвестировал в будущее — деньги ли это, талант или просто время, потраченное не впустую.